верхний пост

Наконец навела минимальный порядок с метками в журнале. И подумала, что некоторые из них можно вынести в первый пост. Возможно, они покажутся кому-то из читателей интересными.

Во-первых, это посты, связанные с именами двух замечательных наших современников, членов Преображенского братства

академика Сергея Сергеевича Аверинцева

и исповедника веры убиенного протоиерея Павла Адельгейма.

Как оказалось, регулярно у меня встречаются сообщения о катехизации, переводах богослужения и Свято-Филаретовском институте в связи с темой духовного образования.

Не обходится журнал без цитирования наиболее интересных материалов замечательной газеты "Кифа".

И, конечно, я стараюсь не пропускать интервью и материалы, связанные с духовным попечителем Преображенского братства священником Георгием Кочетковым

Фестиваль закончился, а праздник продолжается

Вот я и дома. Фестиваль "Преображенские встречи", закончившийся вчера, конечно, поразил масштабностью и, пожалуй, больше, чем в прошлом году. Дело даже не в том, что нас собралось больше 2000 человек. Порадовало, что было много гостей на всех 13 площадках - от академиков до прихожан храмов из разных городов, студенты и ректоры, священники и дьяконы, вот разве что епископов в этот раз, кажется, не было )



Во второй день молились в храме Христа Спасителя по благословению патриарха. Отец Георгий сказал проповедь на евангельское чтение о хождении по водам. Свечница после проповеди спросила:

- Это ваш батюшка?

И пригласила приходить еще.

[О втором дне фестиваля]

С литургии в храме Христа Спасителя начался второй день православного фестиваля «Преображенские встречи. Имеющие надежду»

21 августа 2016

На праздничное воскресное богослужение собралось более двух тысяч человек – священнослужителей и мирян












Праздничное богослужение возглавил ключарь собора протоиерей Михаил Рязанцев. По благословению патриарха Кирилла в богослужении участвовали духовный попечитель Преображенского братства священник Георгий Кочетков и братски настроенные священники. Всего же на праздничное воскресное богослужение собралось более двух тысяч человек







Протоиерей Михаил Рязанцев





«Сегодня в этом святом храме мы собрались в таком огромном количестве, потому что сегодня прекрасный праздник, но еще потому, что Преображенское содружество малых православных братств празднует свои именины», – сказал духовный попечитель братства священник Георгий Кочетков.

«Нам нужно твердо исповедовать веру в Сына Божьего и не бояться ничего в этом мире», – сказал он в проповеди на евангельское чтение о хождении по водам (Мф. 14: 22-34). «Хождение по водам не дается сразу никому. Это всегда Божье чудо. Хождение по водам не может быть поставлено на поток», – сказал он.







Священник Георгий Кочетков





Отец Георгий призвал в ответ на призыв Христа «мужаться и не страшиться» – «изгнать из себя всякий страх и обрести мужество и твердость, способность преодолевать трудности, препятствия, страдания и даже гонения».












Первый день празднования прошел накануне 20 августа в Конгрессно-выставочном центре «Сокольники». В рамках форума более двух тысяч участников на 13 фестивальных площадках обсудили актуальные вопросы церковной жизни России, в том числе образования, христианского единства, диалога церкви и общества, богослужения, освещения церковной жизни в СМИ, а также христианского воспитания и воцерковления молодежи.












Это уже второй фестиваль, которым Преображенское братство отмечает свой день рождения. Впервые фестиваль «Преображенские встречи» прошел в 2015 году в год 25-летия братства.

Анастасия Наконечная

Фото Алены Каплиной, Александра Волкова, Дмитрия Писарева
Сайт Преображенского братства


Краков

В Кракове пробыли недолго - меньше 2 часов. Хорошо, что Старый Город рядом с вокзалом. Пробежались по мощеным улицам мимо древних костелов и замков. Дошли до православного храма Успения Богоматери. Лет пятнадцать назад мы в нем ночевали во время паломничества Свято-Петровского братства. Там удивительные иконы Ежи Новосильского - написанные после Второй мировой войны. Он не мог после Освенцима писать радостные лики, но в его скорбных, по цвету темных ликах виден свет надежды...

Увы, храм был закрыт, однако мы смогли на первом открытом этаже кратко помолиться перед иконой Спасителя. Там же рядом на стенде о жизни прихода приводится письмо Ежи Новосильского.



А мы уже едем дальше, в Освенцим. Завтра начинается конференция.

То, что нужно всем

32443654.jpg

Если прихожанина, тем более захожанина, спросить, что он думает о духовном образовании, ожидаешь в ответ что-то вроде: «Да откуда я знаю? Это ж для батюшек». Все-таки живуч стереотип, что духовное образование – это нечто вроде профподготовки перед рукоположением во священника, а не те знания, которые нужны православному христианину в его собственной жизни. В рамках подготовки одной из площадок фестиваля «Преображенские встречи», который  проводится ежегодно в Москве (в нынешнем году он состоится 20 августа) всех желающих попросили заполнить анкетус вопросами по этой теме. О неожиданных ответах и о том, почему духовное образование нужно всем, мы беседуем с Юлией Валентиновной Балакшиной, доктором филологических наук, доцентом Свято-Филаретовского института, членом Экспертного совета ВАК по теологии, членом оргкомитета «Преображенских встреч».

Кому, на Ваш  взгляд, сегодня нужно духовное  образование? Каким Вы можете себе представить этого человека?

– По моему глубокому убеждению, духовное образование нужно любому христианину в любое время его жизни. Даже когда мирянин становится диаконом или пресвитером, а мирянка – свечницей или диакониссой,  духовное образование должно продолжаться. Потому что без духовного образования христианская жизнь теряет свой вектор, свой тонус, внутренний смысл и вдохновение; она заражается обрядоверием и ритуализмом. Поэтому я убеждена, что духовное образование нужно всем.

[Spoiler (click to open)]

Вы все-таки Вы в первую очередь называете  людей, которые занимают в церкви  какое-то место, несут служение. А  нужно ли духовное образование, например, молодой женщине, находящейся  в декрете или, наоборот, имеющей хорошую светскую работу?

– Молодая женщина, которая находится в декрете, собирается рожать детей, воспитывать подрастающее поколение. И ей непременно придется говорить своим детям о вере. Ей придется научиться молиться с тем маленьким человечком, который появится на свет. Потом – научиться с ним читать Священное Писание, ходить в храм, передавать ему дух и смысл веры, вдохновлять его своей верой. А для того, чтобы говорить с ребенком легко и просто, нужно очень глубоко и серьезно знать свою церковную традицию. Тогда ты найдешь простое, ясное слово, доступное даже совсем маленькому человеку.

Если же молодая женщина работает на интересной светской работе, то, скорее всего, у нее есть коллеги, которые подчас крутят пальцем у виска, когда видят, что она накануне Пасхи отказывается от прекрасного бифштекса. Ей приходится что-то разумное им отвечать. А еще эти коллеги иногда смотрят телевизор, сетуют, что батюшки «ездят на супермашинах», и считают, что это и есть Православная Церковь. Имолодой христианке нужно быть готовой дать отчет в своем уповании.

В конечном итоге, чтобы вера в человеке была живой, действенной, чтобы она не превращалась в фанатизм и фундаментализм, нужно эту веру все время просвещать, возгревать, а это без духовного образования невозможно.

Не достаточно ли в таких случаях самообразования?

– Самообразование всегда возможно и нужно, только мы находимся не в ситуации  подполья, не в трудные советские времена – у нас все-таки есть различные просветительские программы, богословские курсы. Церковь готова всячески помогать людям, которые хотели бы духовное образование получить. Не вижу причин от этой помощи отказываться.

Тогда, если можно, перейдем к анкете, которую вы распространяете в связи подготовкой предстоящей фестивальной площадки*. От кого-то уже получены ответы. Можно ли кратко рассказать, что отвечают на предложение назвать пять причин, по которым верующий христианин стремится получать духовное образование?

– Почти половина людей, ответивших на анкету, среди причин, по которым они стремятся получать духовное образование, указала «стремление углубить собственную веру». Очевидно, что наблюдается какой-то дефицит в понимании своей веры. Помню, еще Лесков говорил, что Русь была крещена, но не просвещена! Боюсь, что в 90-е годы повторилось нечто подобное: люди научились регулярно посещать храм, научились ставить свечки, но вот потребность в понимании своей веры оказалась не удовлетворена. Замечательно, что люди хотят в своей собственной вере укрепиться.

На четвертом месте стоит желание помочь близким обрести веру – миссионерские идеи и задачи; на пятом – любознательность.

А на втором  и третьем?

– На втором – духовное возрастание и саморазвитие, а на третьем – желание понимать мир.

Как интересно! Что же в таком случае чаще всего препятствует верующим получать духовное образование?

–  Препятствует слишком напряженная жизнь современного человека, ритмы жизни, в которых людям сейчас приходится пребывать. Чаще всего среди главных причин называют нехватку времени. Правда, на втором месте среди причин, мешающих получать духовное образование, оказалась типичная черта многих наших людей –  лень. Некоторые писали даже о том, что им приходится бороться со страстями, с искушениями мира сего для того, чтобы прорваться к дарам духовного образования.

А 16% ответили, что они сомневаются в своих способностях, в том, что вообще такая сложная вещь, как  духовное образование, им по силам.

Мне кажется, это вполне серьезная причина, Вы согласны?

– Может быть, говоря о духовном образовании, люди представляют себе сразу образование в Духовной академии. Но тем и хороша ныне существующая система духовного образования, что она многоступенчата и рассчитана на людей разного уровня базовых знаний, разного уровня подготовки. На самом деле нужно просто искать то, что соразмерно именно тебе.

А какие дисциплины  люди хотели бы изучать в  первую очередь?

– Ответы на этот вопрос анкеты меня удивили. На первом месте оказалось – что бы Вы думали? Не Священное Писание, не богословие, не литургика, то есть изучение богослужения, а история и история Церкви! Оказывается, нашим людям чрезвычайно важно понять, где мы оказались, что с нами происходит, им нужно восстановить исторический контекст своей жизни. Это, мне кажется, очень ценно.

Это правда. А  какие предрассудки должно преодолеть духовное образование, по мнению ваших респондентов?

– Этот пункт анкеты меня тоже порадовал. Здесь абсолютным лидером стал ответ о том, что люди хотят избавиться от суеверия и обрядоверия. Это значит, что люди воспринимают веру не как набор примет, обрядов и ритуалов, который надо исполнить, но как что-то живое и очень важное, то, что определяет самую суть человеческой жизни, придает ей центральную вертикаль. У людей есть опасение, что вещи формальные, внешние это напряжение веры могут погубить.

Второй интересный ответ: люди считают, что духовное образование должно им помочь избавиться от предрассудка, что в христианстве якобы не может появиться ничего нового, что все уже сказано святыми отцами. Иначе говоря, люди воспринимают христианство все-таки как веру не законсервированную, музейную, а способную и сегодня отвечать на те вопросы, которые стоят перед человеком.

Еще один названный предрассудок: якобы духовное образование нужно только батюшкам. Об этом мы уже говорили: духовное образование нужно и матушкам, и детушкам.

Последние два  вопроса анкеты, как мне кажется, требуют более глубоких размышлений. Например, вопрос о том, какие  изменения могут произойти в  личности в результате получения  духовного образования.

– Чаще всего, отвечая на этот вопрос, пишут, что важно избавиться от предрассудков. И здесь, конечно, проявляются вещи экзистенциальные, о которых люди не стали бы говорить, если бы речь шла о светском образовании. Пишут, что образование нужно для обретения смысла в жизни, для того, чтобы преобразить жизнь, чтобы обрести счастье, обрести активную церковную позицию, возрасти в вере и любви. Некоторые хотели бы через духовное образование обрести Христа.

На пятом месте – обретение ответственности, готовности к служению. Совершенно очевидно, что люди воспринимают духовное образование не просто как получение какой-то информации, которая расширит их кругозор. Они ждут качественного изменения жизни. И это очень хорошо – это важный вывод для тех, кто занимается устроением духовного образования. Нельзя останавливаться на том, чтобы выдать пришедшему человеку лишь сумму знаний. Нужно найти особый подход, который бы позволил людям решить эти экзистенциальные духовные задачи.

Юлия Валентиновна, Вы в Церкви уже двадцать лет. Как Вы считаете, насколько возможно достичь тех целей, о которых говорят Ваши респонденты, реально ли сделать так, чтобы духовное образование было не только получением суммы знаний?

–  Мне повезло. Я получала образование в Свято-Филаретовском православно-христианском институте, где имею честь сейчас преподавать. Конечно, я убедилась в том, что образование не случайно связано со словом «образ» и с понятием «образ Божий». То, что происходит с человеком в процессе обучения, освобождает от каких-то штампов, дает свободу мысли, даже свободу духа. В то же время духовное образование помогает существовать не в каком-то безвоздушном пространстве, но в живой церковной традиции, в Предании, позволяет жить в Церкви как в своем родном доме. Поэтому, мне кажется, что духовное образование действительно может решать эти важные внутренние задачи.

Где современный  человек может найти применение  полученному духовному образованию?

– Это не самый радостный вопрос, потому что, судя по результатам анкетирования, образованный христианин не всегда понимает, куда он может себя применить. Наиболее часто встречающийся вариант ответов – в учебных и социально-медицинских учреждениях. Здесь явно дает о себе знать некоторый прагматический взгляд на образование. С одной стороны, у человека есть сложный духовный запрос. С другой стороны, он ожидает конкретного практического результата: мол, меня научат, как пойти в медицинское учреждение и там больным рассказать о православной вере  или прийти к школьникам и провести лекцию по основам православной культуры.

Мне кажется, что тот тип духовного образования, о котором мы пытаемся сейчас с Вами говорить, не должен быть связан с конкретным «практическим» выходом. Конечно, слава Богу, что люди пойдут помогать на приходах, будут участвовать в приходском консультировании, в оглашении или катехизации. Но важнее, чтобы это образование приносило жизненные плоды – чтобы люди духовно образованные умели делиться своей верой, умели красиво, вдохновенно и верно, ясно о ней рассказывать, чтобы они могли общаться и с людьми инославными, и с людьми неверующими. То есть во всех случаях могли бы дать отчет в своем уповании и, конечно, своим детям передать основания веры.

И последний  вопрос: если вы уже получили  немало ответов на эту анкету, насколько они нужны еще и действительно ли они помогут в вашей работе?

– Я призываю тех, кто читает это интервью, включиться в наш разговор. Заполнение анкеты, конечно, много времени не займет, но при этом даст нам увидеть полноту картины. Хотела бы отметить, что женский взгляд на проблемы духовного образования пока у нас недостаточно представлен.

Кроме того, тех, кого всерьез волнуют вопросы современного духовного образования, мы готовы пригласить и к очному разговору непосредственно на фестивальной площадке. На ней будет проходить круглый стол о духовном образовании мирян и вообще об образовании в эпоху постмодерна. Мы будем рады продолжить там разговор с читателями сайта «Приходы».

______

*Имеется в виду тематическая площадка «Духовное образование мирян» на традиционном московском фестивале «Преображенские встречи». В этом году его тема – «Имеющие надежду» (1 Фес 4. 13). 20 августа в течение дня на тринадцати фестивальных площадках будут обсуждаться наиболее актуальные вопросы современной церковной жизни.

Беседовала Анастасия НАКОНЕЧНАЯ

Приходы.ру

«Соборное общение в любви»

В день памяти отца Павла Адельгейма ,в третью годовщину его убийства, мы с благодарностью вспоминаем общение с ним в Преображенском братстве и Свято-Филаретовском институте






Однажды отец Павел Адельгейм говорил о том, что такое человеческая память:

- Вот умирает человек — и кто о нем помнит? Дети, внуки, если повезет — еще и правнуки. Потом уж и за могилой ухаживать будет некому, крест на ней покосится. Другое дело — память Божья...

Сегодня, в третью годовщину убийства отца Павла, сообщений о нем в СМИ гораздо меньше, чем три года назад — говоря на журналистском сленге, событие утратило новизну. Но в случае отца Павла это не так: он сам нес этот дух новизны и с его смертью этот дух не пропадает, а наоборот — проявляется со временем только сильнее.



Памяти убиенного исповедника веры Павла Адельгейма

Оригинал взят у adam_a_nt в Памяти убиенного исповедника веры Павла Адельгейма

Протоиерей Павел АдельгеймВ дни прощания с отцом Павлом Адельгеймом мы размещаем подборку его публикаций в газете «Кифа». Зачастую они касаются тех церковных конфликтов, которые омрачали жизнь о. Павла в течение последних двадцати лет его служения в Псковской епархии (клириком которой он стал еще в 1970-х гг.). «Кифа» рассказывала об этом еще при жизни о. Павла - тогда, когда ему очень нужна была помощь и поддержка. В одном из своих больших интервью «Кифе» о. Павел с горечью говорил, как часто ему вспоминаются слова Пушкина: «Они любить умеют только мёртвых...».  Можно лишь сожалеть, что многочисленные сочувственные материалы самых разных СМИ и блогов, не только ни разу не заступившихся за гонимого клирика при его жизни, но и не упоминавших прежде его имени, делают эти слова о. Павла пророческими.

Опубликованные на нашем сайте статьи о. Павла либо материалы о нём:

1. Терновый венец и митра или епархиальная жизнь с приходской колокольни 
(КИФА №3(3), декабрь 2002 года)

2. Книгу прот. Павла Адельгейма осудили на епархиальном собрании 
(КИФА №1(4), январь 2003 года)

3. Спор продолжается
(КИФА №3(6), март 2003 года)

4. Отец Павел Адельгейм чудом остался жив
(КИФА №4(7), апрель 2003 года)

5. Сейчас никто не задает вопросов
(КИФА №9(12), сентябрь 2003 года)

[Нажмите, чтобы прочитать ещё 20 публикаций]

6. Как перейти от критики к действию
(КИФА №5-6(20-21), май-июнь 2004 года)

7. Люди ждали от церкви откровения
(КИФА №9(24), сентябрь 2004 года)

8. Место действия Духа
(КИФА №10-11(25-26), октябрь-ноябрь 2004 года)

9. Суд без правосудия
(КИФА №6(33), июнь 2005 года)

10. Благодатный смысл слова "благословение" следует различать от дисциплинарного
(КИФА №8(46), апрель 2006 года)

11. Сокровище веры (в сокращении)
(КИФА №11(49), июнь 2006 года)
Полная версия на сайте прихода

12. По разные стороны баррикад
(КИФА №17(55), ноябрь 2006 года)

13. Пора подводить итоги...
(КИФА №17(55), ноябрь 2006 года)

14. Канонический комментарий к Тверским страстям протоиерея Павла Адельгейма
(КИФА №4(62), март 2007 года)

15. Человек, который хранит верность истине, неудобен. Интервью с прот. Павлом Адельгеймом
(КИФА №16(74), декабрь 2007 года)

16. Псковский епархиальный совет собирается судить исповедника веры протоиерея Павла Адельгейма
(КИФА №16(74), декабрь 2007 года)

17. Почему опыт исповедников сегодня не воспринят в церкви? Протоиерей Павел Адельгейм снят с должности настоятеля
(КИФА №3(77), март 2008 года)

18. "По плодам их познаете их". Открытое письмо приходского совета, приходского собрания и прихожан псковского храма Святых Жен Мироносиц
(КИФА №5(79), апрель 2008 года)

19. «Во всех испытаниях они доверяли Богу». Интервью с прот. Павлом Адельгеймом

(КИФА №16(106), декабрь 2009 года)

20. Добродетель послушания и грех человекоугодия

(КИФА №1(107), январь 2010 года)

21. Протоиерей Павел Адельгейм подчеркнул сложности организации подготовки к таинству Крещения
(КИФА №13(119), октябрь 2010 года)

22. Противостояние. Об архиепископе Ермогене (Голубеве) вспоминает протоиерей Павел Адельгейм
(КИФА №4(126), март 2011 года)

23. Курок взведён, но выстрел не прозвучал. Мы продолжаем рассказ о перипетиях необоснованного суда над о. Павлом Адельгеймом и его прихожанами
(КИФА №10(132), август 2011 года)

24. Мы все ложимся в одну и ту же землю. Беседа с прот. Павлом Адельгеймом
(КИФА №15(137), ноябрь 2011 года)

25. Нерв творчества. В Пскове прошла премьера документального фильма, посвященного исповеднику веры протоиерею Павлу Адельгейму
(КИФА №2(140), февраль 2012 года)



 

Вспоминая отца Павла

Оказывается, отец Павел Адельгейм служил на латышском языке. В скольких местах его вспоминают с любовью... Вечная память!

«Самая упорная борьба всей моей жизни была за свободу церкви – дорогая душе моей идея»

О служении отца Павла Адельгейма под Ригой и о том, как он впервые услышал там чтение Апостола на русском языке, вспоминали в Риге на вечере памяти убиенного священника






На встречу 1 августа – в день его рождения - собрались самые разные люди – те, кто знал его лично, и те, кто о нем услышал впервые. Вечер был задуман таким образом, чтобы сам о. Павел через прочитанные цитаты из его блога и стихи рассказывал о своих духовных учителях, свидетельствовал об исповеднической жизни. Прозвучало живое слово о. Павла – фрагмент его последней проповеди, произнесенной 3 августа в храме Жен Мироносиц города Пскова незадолго до его мученической кончины.

[Spoiler (click to open)]

Из автобиографии о. Павла гости узнали о том, что его дед и отец были репрессированы и расстреляны советской властью. Мать также была арестована и осуждена на несколько лет лагеря. В это время будущий о. Павел был в детдоме. Затем вместе с матерью они оказались на принудительном поселении в Караганде. Там Павел и нашел православную общину старца Севастиана, встреча с которой помогла ему сделать осознанный духовный выбор - принять решение стать священником, что в тот момент означало подвергнуть свою жизнь реальной опасности. На этот выбор повлияло и общение с духовными учителями и наставниками – архиереями, многие из которых в это время находились в ссылке в Ташкентской епархии.

«Было у кого учиться, и я учился»

«Это был целый мир исповедников в Ташкенте. Ташкент собрал удивительных людей… при мне служили архиепископы: Ермоген (Голубев), Гавриил (Огородников), епископ Стефан (Никитин), архимандрит Борис (Холчев), Клавдиан (Моденов), Серафим (Суторихин), протоиереи Федор Семененко, Георгий Тревогин, Василий Евдокимов, а какие монахини! – всех не перечесть. Это были исторические фигуры и праведники, в святости многих из них трудно усомниться. Это была духовная аристократия и люди подвига. Каждому слову их можно было верить. В них не было лукавства и корысти. Они отдавали себя Богу и пастве».




Духовенство Ташкентского собора 1958–1959 гг.: первый ряд, в центре — архиепископ Ермоген (Голубев) и архимандрит Борис (Холчев), слева направо — Серафим (Суторихин), прот. Федор (Семененко), архимандрит Клавдиан (Моденов)


Под их влиянием о. Павел сформировался духовно, обрел опыт бескомпромиссного самостояния в борьбе за Церковь: «Самая упорная борьба всей моей жизни была за свободу церкви - светлая, дорогая душе моей идея. Церковное творчество есть высший показатель церковной жизни, ее развития, расцвета. Вне церковной свободы нет ни живой церковной жизни, ни доброго пастырства».




Духовенство Ташкентской епархии. В центре архим. Борис (Холчев), справа от него - дьякон Павел Адельгейм, крайний справа - дьякон Василий Куликов. Ташкент. 1960


Восстановление человека

О. Павел обладал даром пастырства, который питается из одного источника - Сам Христос положил начало этим отношениям: «Пастырь добрый душу свою полагает за овец. И овцы голос его слышат. И своих овец зовет он по имени. И овцы идут за ним, ибо знают его голос. Исходя из этих отношений, можно правильно понимать смысл подлинного пастырства. Сан зовет к подвигу и ответственности» (из блога о. Павла).

Личный подвиг и ответственность о. Павла выражались в том, что где бы он ни оказывался, он везде собирал церковь: строил и восстанавливал храмы, привлекал людей. «Заброшенные храмы свидетельствуют о духовной опустошенности и культурном одичании людей. Душа народа веками собирает свои духовные ценности, как храм хранит свои святыни. Так происходит становление культуры и национального духа», - писал о. Павел в своем блоге.






Так в Кагане, получив от властей разрешение на частичную замену стен, он вместе с общиной верующих построил новый храм. В одной только Псковской епархии, где о. Павел служил с 1976 года до своей кончины, он восстановил храм Святого Апостола Матфея в деревне Писковичи и храм Святых Жен Мироносиц в Пскове, построил храм Святого Великомученика Пантелиймона на территории Псковской психиатрической больницы в деревне Богданово.






При этом о. Павел хорошо понимал, что главная задача церкви – восстановление человека. Участники вечера делились своим опытом общения с о. Павлом, как он ценил и уважал каждого, с кем ему доводилось общаться. «Главное в общении — чтобы состоялась встреча человека с человеком, главная задача которой: понять друг друга, стать интересными и нужными друг другу. Если получилось, значит, встреча состоялась. Общение расширяет видение и заостряет внимание к человеку, расположение к человеку и заботу о человеке. Каждый в это включен, и для всех это важно» (из блога о. Павла).

Как отец Павел служил на латышском языке

Большой интерес у гостей вечера вызвал мало кому известный факт из жизни о. Павла – его служение в храме города Алуксне (бывшего Мариенбурга) Рижской епархии, куда его пригласил митрополит Леонид (Поляков). После осуждения по статье 190 «Клевета на Советскую власть» и отбывания 3-х лет тюремного заключения в ИТ поселка Кызыл-Тепа о. Павла нигде не принимали. «Объехав десяток епархий, я везде встречал доброе отношение и категорический отказ. Всё упиралось в уполномоченного по делам религий при СМ СССР в соответствующей области», - вспоминал он в блоге. В трудное для церкви время митрполиту Леониду удавалось собирать в епархии подлинных испведников веры. Так в Спасо-Преображенской пустыни служил духовником архимандрит Таврион (Батозский).

Об этом периоде своей жизни о. Павел записал в своем блоге: «В рижском соборе я впервые услышал чтение Апостола на русском языке. Владыка объяснил, что апостольские послания важно читать по-русски для облегчения понимания смысла: «Ведь мы читаем Священное Писание, чтобы понимать, любить и исполнять Слово Божие».




Справа ведущая вечера - Иоанна-Яна Калниня


У о. Павла с владыкой оказалось много общих знакомых, друзей и наставников: о. Никон и о. Нектарий Оптинские, о.Сергий и о. Алексий Мечёвы, о. Борис (Холчев), их маросейские чада. Владыка был в дружеских отношениях с Надеждой Александровной Павлович, с которой о. Павел тоже встречался и переписывался.

Служение в Алуксне о. Павел начал с ремонта и восстановления храма, собирания приходской общины. Там вышел курьезный случай: «Владыка просил меня служить частично на латышском языке. Мне понравилось предложение, и я с жаром начал овладевать чтением Евангелия и служебника по-латышски. Кажется, с латышским языком я переборщил. Владыка сказал мне с улыбкой: «Жалуются на тебя, что много по-латышски служишь. Говорят, что Вы Владыка, нам латыша прислали? Мы ничего не понимаем, у нас в приходе одни русские».

Отец Павел с благодарностью вспоминал, владыку Леонида, который при его переходе в Псковскую епархию снабдил его средствами на покупку дома. Этот дом остается светлой памятью о митр. Леониде и по сей день.

***

После просмотра фильма «Взрастут хлеба так солнечно и щедро» Ольга Борисова – исследователь жизни и служения о. Павла во время его пребывания в Ташкентской епархии – рассказала о личном общении с о. Павлом, о том, насколько он был честным, мужественным и смелым, даже иногда авнтюрным человеком. Ища правды Божьей, он никогда не кривил душой и не шел против совести. Стояние за свободу церкви было для него делом естественным, он не видел в этом никакого подвига.




Ольга Борисова


За чаем устроители вечера памяти вместе с гостями размышляли над тем, что нам особенно близко в опыте о. Павла – нашего старшего современника. Что в его жизни может нас вдохновлять на пути ученичества у Христа? Многие отмечали его внимательное отношение к людям, дар собирания со Христом, ведь он привлекал самых разных людей. Отмечали его скромность, бескомпромиссную стойкость во всех испытаниях, умение до конца прощать своих гонителей.

Иоанна-Яна Калниня
Фото Светланы Горбуновой






Сайт Преображенского братства

Ставить памятник преступнику — это преступление

Между Петром Первым, с одной стороны, и Сталиным с Иваном Грозным, с другой, существует принципиальная разница, смысл которой может быть сформулирован просто: один был жестоким правителем, ломавшим страну через колено, а двое других преступниками и убийцами, которые не могут быть оправданы никакими реальными или мнимыми достижениями.

Здесь мы можем обратиться к древнеримскому опыту. В Древнем Риме существовала череда ярких императоров, но для римских историков и римского народа всегда была ясна разница между противоречивым государственным деятелем и преступником.

Римляне всегда ясно различали, что есть императоры-государственники, такие как Август, Адриан или Марк Аврелий, и есть преступники, тираны и убийцы, такие как Калигула или Нерон. Последним, как действующим императорам, тоже при жизни ставили памятники, но после их смерти (как правило, насильственной), эти памятники, по решению сената уничтожались, а имена этих императоров были прокляты в памяти народной.

То есть римляне видели существенную разницу между очень сложным и противоречивым, иногда жестоким императором — государственным деятелем, и убийцей, какие бы достижения ему не приписывали (к примеру, Нерон был известным актером и музыкантом, покровителем искусств) .

Ставить памятник преступнику — это тоже преступление. Потому что это не только оскорбление памяти уничтоженных людей, но и развращение следующих поколений. Ведь через этот памятник преступник оправдывается как герой и прославляется в веках. И это не вопрос исторических споров, что сделал или не сделал Иван Грозный, который жил в шестнадцатом веке. Это четкая подмена понятий в сознании людей.

Это тем более важно и болезненно в нашей стране, где не удалось избежать проблемы, в отличие от Древнего Рима, — как ставить и сохранять памятники убийцам и тиранам? Станция метро, носящая имя большевика Войкова, принимавшего участие в убийстве царской семьи, многочисленные памятники Ленину, призывавшего «расстреливать попов чем больше, тем лучше» и далее по списку…

Может быть, нужно разобраться с этим наследством, а не возводить новые памятники тиранам сейчас?

Целиком тут.

Самое главное об Александре Иванове

Бывает же - натурщицы чистят лук и плачут, а из-под кисти художников выходят шедевры )

«Исторический живописец» Иванов

29 июля 2016

28 июля известному художнику исполнилось 210 лет. О его творчестве рассказывает Александр Копировский, искусствовед и профессор Свято-Филаретовского института




Приам, испрашивающий у Ахиллеса тело Гектора


– 28 июля исполнилось 210 лет со дня рождения известного русского художника Александра Иванова (1806—1858). Часто его называют «художником одной картины». Согласны ли Вы с этим определением?

Александр Михайлович Копировский:

– Это недоразумение, это очень поверхностный взгляд. Действительно, написание картины «Явление Христа народу» заняло у него более двадцати лет жизни. Но в зале Третьяковской галереи, посвященном Иванову, висит и картина «Приам, испрашивающий у Ахиллеса тело Гектора». Хотя это его юношеская работа, она очень интересна, и главное – она существенно выходит за пределы академической живописи его времени, показывает неожиданные аспекты отношений между людьми. Он был тогда еще студентом Академии художеств, мы бы сказали, что это не более чем курсовая работа. Однако она показывает, что Иванов  и в юности был отнюдь не рядовым художником.

[Нажмите, чтобы прочитать и посмотреть]

В Русском музее находится его «Явление Христа Марии Магдалине». Он сам эту картину не очень любил. Более того, он о ней высказался так: «Это всего лишь начаток понятия о чем-то порядочном». Но за эту картину его признала Академия, все включая отца – профессора Академии – были в восторге от этой картины. В ней, и правда, гораздо больше «академического», чем в первом полотне. Фигура Христа, например, подобна ожившей статуе. Но и здесь есть момент, который, безусловно, выходит за рамки академического канона. Это Магдалина –  образ потрясающей выразительности. История написания этой фигуры замечательная: Иванов писал ее с натуры и стремился изобразить радость и слезы одновременно. Техническая подоплека эпизода была довольно прозаической: он просил натурщицу чистить лук, и в то же время рассказывал ей смешные истории. Но результат превзошел ожидания: виден совершающийся переворот в ее душе,  многоплановость образа, переживаний, вполне осознанное лишь во второй половине ХХ века состояние «уже, но еще не».




Явление Христа Марии Магдалине


Потом была картина «Явление Христа народу»  или «Появление Мессии». Она рождалась долго и мучительно, до конца Иванов ее не довел и в итоге просто махнул на нее рукой. Он писал о ней брату: «Картина – не последняя станция, за которую надобно драться». Почему? Потому что он приступил к созданию нового шедевра: сборника иллюстраций ко всему Священному писанию (!). Предполагалось сделать пятьсот сюжетов в акварельных эскизах (позже они получили название «библейских эскизов»). Он написал их около двухсот, и собирался продолжать.

Я уже не говорю о том, что у него есть интересные портреты. Наиболее известный – портрет Виттории Марини.




Портрет Виттории Марини


Но портретами можно считать и несколько десятков персонажей главной картины, написанных с натуры. А пейзажи для нее?




Голова апостола Андрея





Христос





Мужская голова





Аппиева дорога





Ветка


Есть у него и еще одна известная картина, хотя тоже неоконченная: «Аполлон, Гиацинт и Кипарис, занимающиеся музыкой и пением».  Это не просто иллюстрация древнегреческого мифа, а философско-художественный рассказ о том, как рождается музыка. Маленький пухлый мальчик Гиацинт слева играет на флейте – он издает простой, изначальный, можно сказать, грубый звук. Дальше Кипарис, изображенный с открытым ртом: он воспроизводит мелодию своим голосом, т.е. входит в более высокие сферы. А источник музыки, как бы сама безмолвная музыка – это Аполлон.




Аполлон, Гиацинт и Кипарис, занимающиеся музыкой и пением


Таким образом, художник кистью показал то, о чем думали и говорили тогда многие философы – о поиске гармонии и ее полноте в «без-молвии». Такого результата не достичь, если картина заранее «сконструирована» в голове художника и потом написана. Нет, он входил в образ, и тот ему открывался в процессе работы.

Поэтому нужно совершенно забыть формулу «художник одной картины». Просто художник, да еще и с большой буквы!

– Но, тем не менее, говоря об Иванове, нельзя не упомянуть особо его самую большую и наиболее известную работу «Явление Христа народу». Некоторые исследователи указывают, что он  обозначал ее как «всемирный сюжет, способный духовно преобразить не только искусство, но и само общество». Как вы считаете, удалось ли ему это?

– Это было его желанием. Но надо понимать, что так было в самом начале работы над картиной, в 1830-е гг. Он считал тогда, что нашел сюжет единственный в своем роде, как он говорил: «первый сюжет в свете», и начал его обдумывать. Христос у него вначале был на переднем плане, затем Его фигура была перенесена Ивановым на задний план. То одни персонажи были вокруг Христа, то другие. Для многих из них Иванов искал по два-три прототипа, иногда они были не только мужские, но и женские (!). Он так работал над картиной, как ни один другой художник. Основная масса работы оставалась за кадром. А некоторые этюды по силе даже превосходят то, что оказалось потом на картине.




Появление Мессии


Но и содержание сюжета, его смысловые акценты менялись. Потому он картину и не закончил. И дело не в том, что не закончены некоторые детали: лицо раба с веревкой на шее на переднем плане, или отражение в воде одежды юноши в левом нижнем углу картины (Иванов  «переодел» его, а отражение осталось прежним). Кстати, авторское название картины не «Явление Христа народу», а «Появление Мессии».  Именно «появление», а не торжественное «явление», похожее на театральное действие: вот, Он появился; но здесь нужно скорее ставить вопросительный, а не восклицательный знак. В академической живописи, наоборот, требовалась полная ясность: кто главный герой, что происходит, что хорошо и что плохо.

«Зажечь море» художнику не удалось. И все же, его замысел был далеко не во всем утопическим …

– Как Вы считаете, на то, что он оставил картину незаконченной, повлиял его метод? Или, может быть, кризис, который он сам обозначал как «кризис религиозности»?

– Методика, которую он выбрал, действительно, была не из простых. Не случайно число его этюдов к картине исчислялось сотнями. Н.В. Гоголь ему пенял, что так он никогда не закончит картины. Но Иванов ответил: «Напрасно, кажется, Вы думаете, что моя метода – силою сравнения и сличения этюдов подвигать вперед труд – доведет меня до отчаяния. Способ сей согласен и с выбором предмета, и с именем русского, и с любовию к искусству». По матери Иванов был немец, так что не знаю, какая кровь тут сыграла большую роль. Но, как видите, сам он упорство и методичность относил к русскому характеру.

Кризис веры у него действительно был. Но многие совсем некритично воспринимают его слова, обращенные к Герцену: «Я утратил ту религиозную веру, которая мне облегчала работу, жизнь (…) Мир души расстроился, сыщите мне выход, укажите идеалы». Надо вспомнить, что говорил об Иванове известный художественный критик В.В. Стасов: «Иванов всех слушал, но никого не слушался». Потому что он был художником, а не иллюстратором чьих-то идей. Он и сам продуцировал новые идеи. Кстати, сохранились его чрезвычайно интересные тексты – «Мысли при чтении Библии», они опубликованы.

Еще одна важная деталь, о которой забывают: у него были большие проблемы со здоровьем. Одинокая жизнь, часто полуголодная, – ведь его итальянское пенсионерство от Академии художеств было рассчитано всего на три года, потом деньги пришлось искать самому. Было то густо, то пусто, причем особенно густо не было никогда, а пусто (стакан кофе с черствой булкой или чашкой чечевицы на весь день) бывало довольно часто, поскольку он не писал картин на продажу. К концу его пребывания в Италии были очевидны и признаки душевного нездоровья: болезненная подозрительность вплоть до мании преследования.

Возвращаясь к теме кризиса веры, хочу сказать, что он любому человеку, с которым беседовал, мог описать ситуацию драматичнее, чем она была на самом деле. И когда Герцен в ответ предложил ему вместо христианских сюжетов изображать «явления этой мрачной действительности», то есть фактически направил художника-романтика к критическому реализму, Иванов (вспоминала Тучкова-Огарева, которая присутствовала при этом) «не был доволен таким решением вопроса». И продолжил работу над «библейскими эскизами».




Библейские эскизы. Благовещение


Другое дело, что веру в действие своей большой картины он, конечно, утратил. Вначале он был уверен, что она перевернет мир, и вдруг понял – нет, нужно заниматься другим, искать новую цель искусства. И стал сравнивать в живописи Христа с героями античной истории и мифологии, используя для этого  суждения протестантской библейской критики. Однако вопреки ее выводам (что Христос – либо тоже миф, либо простой человек, а все чудеса и исцеления взяты из древней мифологии и приписаны Ему).




Библейские эскизы. Сон Иосифа


Христос в «библейских эскизах» Иванова всегда в центре изображения. В сравнении со всеми прообразами (помните – опять «сравнения и сличения»!) образ Христа всегда оказывается самым значительным, вершиной духовных и культурных достижений человечества. Какой уж тут кризис веры ... Не говоря о том, что многие «библейские эскизы» по художественному качеству и содержанию превосходят все, что Иванов делал до этого. Несколько эскизов (прежде всего: «Благовещение», «Преображение», «Хождение по водам», «Тайная вечеря», «Бичевание», «Распятие»)  – настоящие шедевры. Они хранятся в Третьяковской галерее, и жаль, что их редко выставляют, только на юбилеи Иванова. Но, слава Богу, есть целый ряд изданий, где «библейские эскизы» хорошо представлены.




Библейские эскизы. Хождение по водам


– Александр Михайлович, в одной из своих статей Вы пишете, что «библейские эскизы» Иванова – это «художественная система сравнительного религиоведения». Что Вы имеете в виду?

– То, о чем я только что рассказал: он решил изучить научную богословскую литературу, на то время – в основном, протестантскую, чтобы сравнить сюжеты Ветхого завета и античные мифологические сюжеты с сюжетами Евангелия. Потому что библейская критика того времени настаивала: в Евангелии нет практически ничего оригинального, все заимствовано из древней истории или мифологии.

Иванов сам себя считал человеком совершенно необразованным. То есть он понял, что двенадцати лет учебы в Академии художеств мало, художнику нужно иметь серьезное образование. Он хотел знать, «последние достижения «учености литературной», имея в виду именно богословие. И он изучил некоторые из этих книг (прежде всего, «Жизнь Иисуса» Давида Штрауса) и старался воспроизвести их идеи. Но то, что там предполагало развенчание образа Христа, у Иванова стало, наоборот – поводом к Его прославлению! Христос у Иванова даже по росту выше всех…




Библейские эскизы. Преображение


Могу рассказать в связи с этим замечательный случай. После богословской конференции в Санкт-Петербургской духовной академии мне пришлось ехать в Москву в одном купе с участником этой же конференции, лютеранским пастором, немцем. Он хорошо знал русский язык, русскую культуру. И мы с ним вместо того, чтобы спать, полночи проговорили. В частности, он неожиданно стал говорить о кризисе в протестантизме. И пожаловался на эту самую мифологическую теорию, что она, к сожалению, довольно убедительна, и многие протестанты, которых он знает, поэтому унывают: неужели, действительно Евангелие – просто сборник переделанных мифов? И тогда я рассказал ему про Иванова, всю эту историю с «библейскими эскизами», как он сравнивал источники, и что у него получилось в результате: по краям сюжеты, с которыми сравнивается Евангелие, а в центре – Христос как центр и вершина «лестницы» несовершенных прозрений о Нем. И тогда суровый немец хлопнул по столу рукой (в два часа ночи) и радостно сказал: «Этто отфет!!!». Вот так Иванов оказался актуальным для религиоведов и богословов XXI века...




Библейские эскизы. Тайная вечеря


– Вы в своих работах называете Иванова создателем новой иконописи. Что это значит?

– Иванов был категорическим противником, как он говорил, «иконостасов в стиле “жанр”», считал, что из храмов нужно убрать академическую живопись, которая заняла место древних икон. Он первым из русских художников всерьез начал интересоваться византийской и русской иконописью, после того как осмотрел многие древние храмы Италии со средневековыми мозаиками. Брата Сергея он даже просил прислать из Москвы прориси древних икон. И, действительно, пытался создать новую иконопись. Он так и писал: «Я живописец, пытающийся создать новый иконный род». Основой для него предполагался Рафаэль, то есть живопись Высокого Возрождения. Но она должна быть приближена к иконе, причем не за счет ее стилизации, а через акцентирование мистического, таинственного в сюжете.

Самое интересное, что при этом Иванов также хотел ввести в изображение библейские реалии. Если в эпоху Возрождения в Европе евангельских персонажей художники одевали в одежды, современные этой эпохе, то Иванов считал, что нужно воспроизводить атрибуты, специфику одежд, танцев, богослужения Святой Земли, и даже ее природу времени Христа. И очень хотел предварительно изучить все это археологически.

Это, конечно, тоже была утопия, как и в случае с его большой картиной. Но утопия утопией, а эскизы получились гениальные. Кстати, на последнем семинаре по церковному искусству, когда студенты 1-го курса СФИ создают проекты «храма XXI века», одна группа мне написала, что в новом храме они хотели бы видеть на окнах витражи с «библейскими эскизами» Иванова. Я был потрясен...




Библейские эскизы. Бичевание


– Как вы считаете, почему современному человеку, верующему или неверующему, здесь это даже не так существенно, важно знать творчество Иванова?

– Я думаю, что современному человеку, верующему и неверующему, важно знать не творчество Иванова, но в принципе немножко больше шагнуть к культуре. Не для того, чтобы, как многие говорят, «быть культурным человеком», а чтобы прийти затем к духовным истокам культуры, которые в нормальном случае всегда приводят к Богу.




Библейские эскизы. «Се сын твой. Се матерь твоя»


Сейчас появляются совершенно внекультурные «артефакты» в оформлении наших городов, квартир и даже музеев. Я не против них (за некоторым исключением), и не собираюсь метать в них громы и молнии: пусть каждый человек выражает себя как хочет. Но все-таки совершенно очевидно, что эти вещи не вдохновляют, они лишь оформляют среду. Это не искусство в привычном понимании этого слова, это дизайн, который по определению не может претендовать на духовность, на откровение, способное, если уж не перевернуть жизнь человека полностью, как хотел Иванов, то, по крайней мере, сильно взволновать, духовно обеспокоить, «встряхнуть» его. В подлинном искусстве ставились и решались серьезные духовные проблемы –  пусть противоречиво, неполно, искаженно. И все же от многих его произведений «веет вечностью, веет простором» – как  от полей и гор в известной песне. Для современного человека они могут стать неожиданным глотком чистого воздуха, глотком живой воды. Понятно, что это еще не сама горная вершина, не сам источник, но о том, что он есть, произведения искусства говорят достаточно ясно.

Беседовала Дарья Макеева



Сайт Преображенского братства