верхний пост

Наконец навела минимальный порядок с метками в журнале. И подумала, что некоторые из них можно вынести в первый пост. Возможно, они покажутся кому-то из читателей интересными.

Во-первых, это посты, связанные с именами двух замечательных наших современников, членов Преображенского братства

академика Сергея Сергеевича Аверинцева

и исповедника веры убиенного протоиерея Павла Адельгейма.

Как оказалось, регулярно у меня встречаются сообщения о катехизации, переводах богослужения и Свято-Филаретовском институте в связи с темой духовного образования.

Не обходится журнал без цитирования наиболее интересных материалов замечательной газеты "Кифа".

И, конечно, я стараюсь не пропускать интервью и материалы, связанные с духовным попечителем Преображенского братства священником Георгием Кочетковым

Еще один Сталин

Дожили, друзья. Сторонников установки памятника Сталину в Архангельске в два раза больше, чем противников. По крайней мере, если судить по этому опросу: https://m.vk.com/wall-114894705_483

При том, что памятник этот уже изготовлен и стоит, только на частной территории. Речь о том, чтобы перенести его к зданию УФСИН (!). Где мы, что с нами происходит, скажите?

И не хотелось бы привлекать внимание к этой теме, пусть бы в этом опросе не больше десятка голосующих было. Но нет, за двое суток 2500 человек. Так что и я, видя эти цифры, оставила свой голос. Не дай Бог.

Ксения Чернега об уничтожении Библии

Грубо говоря, за незаконную миссионерскую деятельность — не террористическую или экстремистскую — организация карается уничтожением Библии. Это большой перегиб, вызывающий обеспокоенность. Возможно, стоит говорить и о внесении поправок в закон, чтобы такая санкция, как уничтожение Библии, не применялась

КСЕНИЯ ЧЕРНЕГА, глава юридической службы Московской патриархии

Источник

Открытая лекция «Рождество: Нигерия и Эфиопия»

Друзья, такого, наверное, вы еще не слышали :) Наверное, все помнят видео с африканской литургией, где все танцуют. Интересно, что нам расскажут и покажут сегодня. Что характерно - христианские традиции в Африке очень разные!



эфиопская икона поклонения волхвов

Культурно-просветительский центр «Покровский остров»

Свято-Петровское малое православное братство

приглашают на открытую лекцию

«Рождество: Нигерия и Эфиопия»

Лекция состоится

28 декабря в 19.00

в Культурно-просветительском центре «Покровский остров».

Предлагаем вам окунуться в жизнь и традиции христианской Африки...

Лекцию прочитают Николай Иванович Стеблин-Каменский (младший научный сотрудник, отдел этнографии Африки МАЭ РАН) и Алексей Сергеевич Аксёшин (младший научный сотрудник, отдел Востока, Эрмитаж):

«Религия - это не только учение, но и социальный институт, вплетенный в
повседневную жизнь сообществ. В лекции мы попробуем передать, что означает быть христианином в сегодняшней Африке и рассказать, как христианство представлено на этом континенте. Нигерия и Эфиопия - страны, на которые будет сделан акцент, - представляют собой два непохожих случая, что, мы надеемся, позволит создать более объёмное представление у слушателей о христианстве в Африке...»

Адрес Культурно-просветительского центра «Покровский остров»: Санкт-Петербург, ул. Канонерская, д. 5 (ближайшие ст. м. Сенная, Балтийская).

Вход свободный.

Страница лекции ВКонтакте

Будем праздновать! Целый год

Из вчерашних решений Синода. Как раз повод обратиться к самым разным решениям собора, особенно к тем, которые пока в нашей церковной жизни не применяются.

ЖУРНАЛ № 104

ИМЕЛИ СУЖДЕНИЕ о праздновании в 2017 году столетия открытия Всероссийского Церковного Собора 1917-1918 гг. и восстановления Патриаршества в Русской Православной Церкви, а также о созыве Архиерейского Собора Русской Православной Церкви в 2017 году.

Справка:

Священный Собор Православной Российской Церкви — первый Собор Русской Церкви со второй половины XVII века — открылся 15 (28) августа 1917 года в праздник Успения Пресвятой Богородицы. Этому событию предшествовала более чем десятилетняя подготовка, значительно оживившая церковную жизнь. За время своей работы, завершившейся 7 (20) сентября 1918 года, Собор принял ряд документов, всесторонне определяющих церковную жизнь (выделено мной) и впоследствии использованных при создании ныне действующих церковно-правовых актов Русской Православной Церкви. Всероссийский Церковный Собор, в частности, восстановил Патриаршество, которого Русская Православная Церковь была лишена в течение более, чем двух веков. Интронизация избранного Патриархом митрополита Московского Тихона была совершена в Кремлевском Успенском соборе 21 ноября (4 декабря) 1917 года, в день празднования Введения во храм Пресвятой Богородицы.

ПОСТАНОВИЛИ:

1. Приурочить проведение Архиерейского Собора Русской Православной Церкви к 100-летнему юбилею Патриаршей интронизации святителя Московского Тихона и провести Собор с 29 ноября по 2 декабря 2017 года.

2. Считать важным проведение научных и памятных мероприятий в связи со столетием Всероссийского Церковного Собора для дальнейшего осмысления его наследия.

3. Образовать организационные комитеты:


  • Архиерейского Собора;

  • празднования столетия Всероссийского Церковного Собора 1917-1918 гг. и восстановления Патриаршества в Русской Православной Церкви.

4. Назначить председателем обоих организационных комитетов Преосвященного митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Варсонофия, управляющего делами Московской Патриархии.

Сайт Патриархии

Олег Глаголев: как снимали фильм об о. Борисе (Холчеве)

Совсем недавно премьера этого фильма прошла в Москве. Надеюсь, что в ближайшее время увидим его и в Петербурге. А пока - рассказ режиссера Олега Глаголева о том, почему он взялся за эту тему - что значил отец Борис для Ташкента.

В МОСКВЕ ПРОШЛА ПРЕЗЕНТАЦИЯ ФИЛЬМА «ИСПОВЕДНИК БОРИС ХОЛЧЕВ»

О фильме и его герое рассказывает режиссер Олег Глаголев

Image
Кадр из фильма. В центре – архимандрит Борис. Среди окружающих его клириков будущий исповедник протоиерей Павел Адельгейм (стоит за спиной о. Бориса, крайний справа во втором ряду).

Не могли бы Вы рассказать о первоначальном замысле?

Отец Борис всегда меня привлекал как фигура. Когда я еще только начал оглашаться (это было в 1993 году), я про него уже слышал, уже знал, что был такой человек и есть его огласительные беседы.

Когда мы снимали в Ташкентской епархии материалы для фильма об о. Павле Адельгейме, нам очень многие люди рассказывали об о. Борисе (Холчеве), и для нас окончательно стало очевидно, что отец Борис был человеком большого масштаба, принципиальной фигурой для Русской церкви, особенно той ее части, которая была сосредоточена в Средней Азии. Вокруг него собирались христиане из двух родников церковной жизни XX века – века гонений.

Первым из этих родников был мечёвский круг. Отец Сергий Мечёв в 1940 году в Рыбинске препоручил общину, понимая, что скоро он сам уже не сможет ее окормлять, архимандриту Борису...

[Spoiler (click to open)]

Это было в лагере?

Нет, в тот момент они оба были на свободе.

После ареста и гибели о. Сергия собирал общину о. Борис. Мечёвцы исповедовались ему, писали письма, приезжали к нему в Ташкент и жили там. Несомненно, он был неким центром, по-настоящему старшим в общине...

Второй же родник – братья и сестры из Александро-Невского братства. Многие из них тоже окормлялись у о. Бориса в Ташкенте. В Средней Азии жили и служили руководители и члены Александро-Невского братства. Сначала те, кто в 1930-е – 1940-е годы объединился в тайную общину вокруг архим. Гурия (Егорова), жили не в Ташкенте, а в Бешбале, деревне под Ферганой, о. Серафим (Суторихин) служил в Самарканде. Позже, в 1946 году, Гурий (Егоров) стал епископом Ташкентским и Средне-Азиатским и за ним потянулись братчики и братчицы, но он уехал из Ташкента в 1953 году, так же как и молодой ученый, принявший к тому времени сан, о. Иоанн (Венланд). И конечно, неизменным центром церковной жизни Ташкента оставался о. Борис. Это признавали практически все архиереи, служившие в те годы на кафедре: и владыка Ермоген (Голубев), и владыка Гавриил (Огородников). В Ташкенте рассказывают до сих пор, что эти владыки не делали ничего без того, чтобы не посоветоваться с о. Борисом. Он действительно был в этом смысле настоящим советником. Недаром, наверное, одним из первых его духовных отцов был прп. Нектарий Оптинский, потом св. прав. Алексий Мечёв, потом сщмч. Сергий Мечёв. И этот дар служения советом о. Борис пронес через всю жизнь.

Он был еще и удивительным проповедником. Архиереи не всех благословляли проповедовать. При владыке Ермогене, например, только три человека в епархии проповедовали – он сам, архимандрит Борис, а еще отец Георгий Ивакин-Тревогин. Некоторые из проповедей отца Бориса сохранились в аудиозаписи и в многочисленных перепечатанных от руки сборниках.

Этих записей проповедей о. Бориса немного сохранилось?

Немного. Одна из них – «О семи благодатных дарах воскресшего Господа» – легла в основу нашего фильма, фрагменты из нее там не раз звучат.

Отец Борис был потрясающей личностью, и он вобрал в себя то самое важное, что сейчас людям надо передать. Это какой-то особенный дар – служение исповедника. Это были люди, которые приняли опыт новомучеников* и несли его в позднесоветское время – в годы, которые вслед за Анной Андреевной Ахматовой иногда называют «вегетарианскими», но подлость этого времени и его тлетворность для веры православной общеизвестны... Почему я это говорю? Потому что важно, чтобы их слово и до нас дошло, и до тех людей, которые ищут веру, чтобы оно сейчас звучало. В каком-то смысле сам этот фильм – попытка дать голосу отца Бориса зазвучать в наше время. Поэтому в фильме есть не только он сам, там есть люди, которые ищут живого слова о вере и Христе сейчас. И есть свидетели его жизни и служения, например человек, которого о. Борис привел к вере, огласил, крестил и не только окормлял, но и буквально кормил долго, помогая выживать. Этот человек, художник, стал священником. Это отец Михаил Котляров, ему сейчас за 80, и в фильме он рассказывает об о. Борисе. И есть бесценные свидетельства ученика и подлинного наследника служения новомучеников и исповедников Российских отца Павла Адельгейма.

Беседовала Анастасия Наконечная

---------------------------

* Отец Борис был наследником новомучеников в самом прямом смысле: священномучеником Сергием Мечёвым ему было завещано окормление общины. Сам отец Сергий стал настоятелем храма свт. Николая в Клённиках и главой маросейской общины в 1923 году, после смерти отца по благословению оптинского старца Нектария. В этом же году он был ненадолго заключен в тюрьму за непризнание обновленческого движения.

При о. Сергии в маросейской общине получило развитие движение духовных семей, которые часто встречались, вместе читали святоотеческую литературу и молились. Его ближайшими соратниками были Борис Холчев (ставший диаконом, а затем священником в храме свт. Николая) и Сергей Никитин, председатель приходского совета, в 1930-е годы тайный священник, с 1960 года – епископ Стефан.

В 1927 году о. Сергий отказался поддержать Декларацию митрополита Сергия (Страгородского) и стал «непоминающим». 29 октября 1929 года он был арестован вместе с двумя другими священниками и несколькими прихожанами храма на Маросейке, обвинён в создании антисоветской группы и выслан в Северный край. В ссылке, в Архангельске и Кадникове, вел переписку и встречался с приезжавшими к нему духовными детьми. В 1933 году был арестован в ссылке по обвинению в антисоветской агитации, заключён в вологодскую тюрьму и приговорён к пяти годам лишения свободы. Летом 1937 года был освобождён и жил нелегально на станции Сходня Московской области (после освобождения нельзя было селиться ближе 100 км от Москвы, Ленинграда, столиц союзных республик), затем работал в поликлинике города Калинина (ныне Тверь), жил недалеко от города. Продолжал поддерживать связь со своими духовными детьми. В 1938 году пригласил епископа Мануила (Лемешевского) для тайного рукоположения нескольких из них в священники. Позже о. Сергий был вынужден покинуть Калининскую область и в начале 1940 года переехал в Рыбинск, где работал фельдшером в поликлинике, а затем в деревню под городом Тутаевом. Каждый день тайно служил литургию.

После начала войны, 7 июля 1941 года, был арестован и заключён в Ярославскую тюрьму. Обвинён в том, что «ведёт работу по созданию подпольных т. н. "катакомбных церквей", насаждает тайное монашество по типу иезуитских орденов и на этой основе организует антисоветские элементы для активной борьбы с Советской властью». Расстрелян 6 января 1942 года.

Кифа № 14 (216), ноябрь 2016 года

ГЛАВНЫЙ ПОРОК – ЭТО ТРУСОСТЬ

Спросила Юлию Балакшину о Михаиле Булгакове. Вот интересно, а вы давно перечитывали "Мастера и Маргариту"? Я - кажется, в студенчестве, вряд ли позже.

50 лет назад впервые (правда, не без цензурных сокращений) вышел из печати роман Михаила Афанасьевича Булгакова «Мастер и Маргарита»

Image

Работа над романом началась в конце 1920-х годов и продолжалась вплоть до смерти писателя в мае 1940 года. Первая версия романа, имевшая названия «Копыто инженера», «Чёрный маг» и другие, была уничтожена Булгаковым в 1930 году. В последующих редакциях среди героев произведения появились автор романа о Понтии Пилате и его возлюбленная. Окончательное название – «Мастер и Маргарита» – оформилось в 1937 году.

За пять месяцев до смерти (то есть в конце 1939 года) Михаил Афанасьевич составил завещание, согласно которому забота о рукописях поручалась наследнице – его жене Елене Сергеевне Булгаковой.

[Spoiler (click to open)]

Елена Сергеевна делала несколько попыток напечатать роман. В 1940 году она подготовила сборник избранных произведений, в предисловии к которому литературовед Павел Попов рассказал о «Мастере и Маргарите» как о романе, в котором «реальное и фантастическое переплетаются в самых неожиданных формах». Однотомник так и не вышел в свет; статья Попова впервые была опубликована в 1991 году в книге «Я хотел служить народу...», изданной к 100-летию со дня рождения Булгакова. Как рассказывал Владимир Лакшин, в 1946 году одно из писем вдовы писателя удалось «через знакомую портниху» вручить сотруднику аппарата Сталина Александру Поскрёбышеву. Ответ из управленческих органов казался обнадёживающим: Булгаковой порекомендовали обратиться к директору Гослитиздата, который «будет в курсе». Однако следом появилось постановление оргбюро ЦК ВКП(б) «О журналах "Звезда" и "Ленинград"», затронувшее судьбы Михаила Зощенко, Анны Ахматовой и других литераторов; это событие заставило издателей быть осторожными и реагировать на вопрос о публикации «Мастера и Маргариты» словами «Не время...»

Ситуация начала меняться в эпоху «оттепели». В 1962 году в издательстве «Молодая гвардия» вышла книга Булгакова «Жизнь господина де Мольера»; в справке, сопровождавшей роман, Вениамин Каверин упомянул о «Мастере и Маргарите» как о произведении, в котором «невероятные события происходят в каждой главе». Впервые роман был напечатан в сокращённом виде в журнале «Москва» (№ 11, 1966 и № 1, 1967). По данным исследователей, из текста было изъято «более 14 000 слов». Цензурные ножницы коснулись рассуждений Воланда о москвичах на сцене театра Варьете; ревнивого восторга служанки Наташи по отношению к своей хозяйке; полёта Наташи на соседе Николае Ивановиче, превращённом с помощью крема Азазелло в борова; признаний Мастера и Маргариты в своей неприкаянности. Кроме того, в журнальный вариант не попали детали, рассказывающие об обнажённости героинь на балу у Воланда.

В 1969 году в издательстве «Посев» вышел первый полный книжный вариант «Мастера и Маргариты», текст которого соответствовал машинописной рукописи, а цензурные изъятия, сделанные при подготовке журнальной версии, выделены курсивом. В СССР отдельное книжное издание впервые увидело свет в 1973 году (издательство «Художественная литература», тираж 30 000 экземпляров). Этому событию предшествовал выход Постановления секретариата ЦК КПСС «О переиздании художественных произведений М. Волошина, О. Мандельштама, Вяч. Иванова, Н. Клюева, М. Булгакова и других писателей 20-х годов» от 7 июня 1972 года, имевшего гриф «Совершенно секретно». В документе говорилось, что книги указанных писателей и поэтов предполагается выпустить в 1973-1975 годах «ограниченными тиражами», с обязательными «вступительными статьями и комментариями, дающими марксистско-ленинскую оценку творчества автора».

На сегодняшний день роман выдержал множество переизданий, общий тираж которых составляет миллионы экземпляров, переведен на множество языков, неоднократно был экранизирован и инсценирован.

О том, что значило это произведение для молодежи 1980-х годов, мы спросили ученого секретаря Свято-Филаретовского института, доктора филологических наук Юлию Балакшину.

Что значила для Вас и Ваших знакомых книга «Мастер и Маргарита»?

Я принадлежу к поколению, которое читало роман «Мастер и Маргарита» не в подпольных самиздатовских изданиях и даже не в журнальном варианте. Это было в самом начале перестройки, когда книга вышла большим тиражом и ее можно было спокойно купить. Мы с моими друзьями были тогда еще очень молоды, и в общем-то, сформированы советским позитивистским, материалистическим мышлением, которое предполагало, что мир имеет только одно измерение – эмпирическое. Когда мы читали о том, что Татьяна Ларина молится Богу, мы объясняли это особенностями устаревшего исторического менталитета и всерьез к этому не относились. И «Мастер и Маргарита» стал для меня и моих друзей совершенно «переворотным» текстом, который имел очень сильное эстетическое воздействие, но за этим эстетическим воздействием последовала реакция духовная, которая позволила увидеть мир в сложной метафизической перспективе и понять, что какие-то духовные процессы для этого мира первичны, что они гораздо более важны, чем процессы внешние, материальные, доступные органам чувств. Поэтому можно сказать, что для многих моих друзей с этой книги действительно начался путь к вере, хотя, казалось бы, фигура Воланда в романе оказывается более привлекательной, более интересной, чем фигура Иешуа. Но все же именно этой книге мы, безусловно, обязаны тем, что с нами произошел «ментальный переворот».

Что, на Ваш взгляд, значил прорыв таких книг в открытое пространство в советские годы? Как это влияло на атмосферу в обществе?

Это был глоток свободы, понимания, что искусство не исчерпывается рамками соцреализма. Роман воспринимался как фантастически новое эстетическое явление, переворачивающее привычные представления советского человека.

И в данном случае как раз эстетика была путем к вещам экзистенциальным. Видимо, для кого-то «Мастер и Маргарита» стал возможностью обратиться к Библии, текст которой в те годы находился под строгим запретом*: о евангельских сюжетах говорилось в книге не в ироническом ключе, а вполне серьезно и очень глубоко, и с большим уважением и вдохновением.

И еще одно наблюдение: попытка оправдать и объяснить действия тотального зла – не последняя тема в романе. Большинство моих ровесников, вспоминая первые впечатления о книге, будут говорить не о Иешуа, а о Воланде. Книга начинается с эпиграфа «Я – часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо». Собственно, главная задача автора – исследовать природу зла, овладевшего народом, страной, ответить на вопрос, что происходило в советское время с человеком. Одна из самых известных фраз романа: «главный порок – это трусость». Булгаков именно в трусости видит источник, через который зло овладевает человеком. Мне кажется, сегодня описанные Булгаковым «механизмы» действия социального зла актуальны не менее, чем в советскую эпоху. Нам важно их увидеть, осмыслить и понять, где мы внутри себя можем поставить преграду их действию. Какие-то ответы и сейчас можно в этой книге услышать.

А можно ли как-то определить или догадаться, по какому принципу в «оттепель» могли печататься такие книги, как можно было понять, что вот эту пробить в печать возможно (и когда возможно), а вот ту – уже нет?

Отчасти, мне кажется, в этом был момент «личной воли редактора»: если человеку какой-то текст западал в душу, он делал многое для того, чтобы его опубликовать. Роман «Мастер и Маргарита» был опубликован уже на исходе оттепели, в 1966 году, он не был напрямую связан с темой репрессий, как, например, «Один день Ивана Денисовича». Можно было его назвать «фантастическим романом» и на это все списать: «Мало ли что придумает художник». Так что, может быть, это казалось более возможным для прорыва.

Вы перечитываете эту книгу?

Периодически с удовольствием перечитываю или слушаю какие-то определенные места, которые стали уже хрестоматийной классикой. А вот целиком весь текст, от корки до корки, может быть, лет семь не перечитывала.

И какое место – Ваше любимое?

«Никогда и ничего не просите. Никогда и ничего, и в особенности у тех, кто сильнее вас».

Image
Христос пред Пилатом. Михай Мункачи, 1882 год

--------------------------
* Вплоть до конца 1980-х годов Библию было практически невозможно купить даже в православных храмах, и о ее тексте возможно было судить только по высмеивающим ее атеистическим брошюркам.

Кифа № 14 (216), ноябрь 2016 года

20 ДЕКАБРЯ СКОНЧАЛАСЬ ПЛЕМЯННИЦА НОВОМУЧЕНИЦЫ КИРЫ ОБОЛЕНСКОЙ

Кира Константиновна работала главным инженером Ленпроекта. Школу она закончила в 1941 году, любила ее, написала воспоминания, часть которых опубликована. Во время войны в эвакуации она работала добровольцем в госпитале Свердловска - носила вместе с такими же молодыми девчонками раненых на носилах от поезда до госпиталя, ухаживала за ними. В 1943 году поступила в московский институт, выучилась на архитектора. И не оставляла профессии до конца жизни - была консультантом по строительству часовни на Левавшовском мемориальном кладбище под Петербургом.

Мы познакомились с ней вместе с Олегом Глеголевым в связи со съмками фильма "Александро-Невское братство". В свои 93 она уже не выходила из дома. Принимала нас радушно, поила чаем, показывала много фотографий, свои рисунки и, конечно, много рассказывала. Потом мы изредка перезванивались. Последний раз звонили ей на Пасху, поздравляли. И вдруг она сказала: "Помолитесь обо мне Господу"... Да примет Господь новопреставленную Киру в Своих светлых обителях!




В прошлом году Кира Константиновна Литовченко рассказала нашей газете о своей тете, которую помнила лично

Княжна Кира Оболенская
Княжна Кира Оболенская
Помните ли Вы Киру Оболенскую?

Конечно, помню, потому что она любила нас с братом, Вадима и меня, и уделяла нам очень много внимания. Она была очень приветливым и живым человеком. Последнее моё воспоминание такое: мы жили на проспекте Чернышевского (тогда он назывался Воскресенским1), и у нас был балкон, с которого видна была Нева. Мы сидели с ней на балконе вечером. А рядом было очень много церквей – Сергиевский собор2 (у него был самый лучший, глубокий голос), рядом с нами была домовая церковь, Косьмы и Демьяна церковь на Кирочной3, слышно было Смольный4 и Скорбященский5 храм на Шпалерной. И вечером начинался благовест. Вечер тихий-тихий, закат, спокойно было, и колокола перезваниваются. И она мне сказала: «Какой хороший вечер. Постарайся его запомнить». Как вы видите, я его помню до сих пор. А потом Кира пропала.

[Spoiler (click to open)]

Теперь я знаю, что она была арестована, но тогда нам, детям, об этом не сказали. Она ведь жила не с нами. Она жила со своей матерью, моей бабушкой Елизаветой Егоровной, и младшая её сестра Варя была тяжело больна эпилепсией. У них дома была довольно грустная обстановка. Было материально трудно. Больная Варя. Эпилепсия – страшная болезнь. И поэтому Кира бывала у нас очень часто. Как у нее было свободное время, она и приезжала.... А тут её все нет и нет. И какие-то праздники были, и чьи-то дни рождения, на которых она всегда была и нам, детям, всегда подарки какие-то придумывала, открытки, книжки дарила. Я маму спрашиваю: «Почему тетя Кира так давно к нам не приезжала? Она здорова?» А мама мне сказала: «Ты знаешь, она здорова, но она ушла в монастырь». Я должна вам сказать, что в 1933г. мы очень плохо себе представляли, что значит уйти в монастырь. Но мне казалось, что в монастырь уходят люди сугубо религиозные. И это проявляется в их семейной жизни, в личной жизни. Казалось странным, что хотя она очень близка была нам и моя мама была лучшим её другом, как-то никогда не было разговора о том, что она собирается уйти в монастырь... Но мне было ясно, что говорить об этом ни с кем нельзя.

Кира долго не появлялась, и я очень без неё скучала. Потом спрашиваю: «А там не отпускают на воскресенье домой?» Мама сказала: «Нет, вряд ли...» Что было ей тогда известно, я так и не знаю.

А потом я Киру долго искала. Должна вам сказать, что я всё время в своей жизни кого-нибудь ищу. Я очень не люблю терять друзей. И вот помню, я работала по реставрации церковных сооружений в Суздале (наш декан каждое лето устраивал такие поездки, чтобы мы трудились на пользу стране, на пользу архитектуре). Там была Девичья церковь, и мне показали монахинь, у которых там были огороды. Это были старые женщины. Но когда я услыхала, как они ругаются, я подумала: «Нет, Кира не может тут быть». И так прошло много-много лет. Как-то мне дали работу по реставрации Александро-Невской лавры: сначала Никольского кладбища, а потом всего комплекса Лавры. Для того чтобы делать эту работу, надо было иметь историческую справку. И чтобы эту историческую справку написать, я очень много материалов пересмотрела, литературы, которая была в Обществе охраны памятников. Но всё это мало меня устраивало. Хотелось более подробной информации. И мне посоветовали пойти в Духовную академию. Тогда туда не очень-то пускали. Но ко мне судьба благоволила: меня пустили. Я пошла к ректору, о. Владимиру Сорокину, и обратилась к нему с просьбой разрешить мне пользоваться библиотекой Духовной академии (у них великолепная библиотека): «Мне надо писать историческую справку – историю возникновения Лавры». Он сказал: «Пожалуйста», причём не спросил меня, кто я, что я. Я только сказала, что я из Академии художеств, больше ничего. И когда он решение написал, я спросила: «Почему Вы меня не спрашиваете более подробно?» Он ответил: «Мы с Вами заняты одним делом». Так я попала в библиотеку Академии и очень много важных сведений там получила. Заведовал этой библиотекой о. Стефан. Так как я всегда была в тех поисках, о которых говорила (воспоминания о Кире меня никогда не оставляли в покое), я как-то, много времени спустя, позвонила о. Владимиру по телефону и сказала: «Простите, что я Вас беспокою, но мне очень хотелось бы найти свою тётю». Я сказала, что она в тридцатых годах исчезла, ушла в монастырь. Он меня спрашивает: «А куда у неё был постриг?» Я сказала: «Не знаю, понятия не имею». – «Тогда, Вы знаете, это очень трудно найти. Почти невозможно». А я и говорю: «Понимаете, всё-таки у неё такое необычное имя». (Надо сказать, что моё имя очень редкое. Теперь стали девочек Кирой называть. А раньше – я и в школе была одна, и в институте одна с этим именем). «Ее имя Кира Оболенская». Он замолчал, а потом говорит: «А Вы знаете, это другое дело. Я Вам могу сообщить о ней. Но ничего доброго не ждите». И послал меня в Публичную библиотеку, и дал мне телефон человека, который занимается мартирологом.

Это было советское время?

Это было сравнительно недавно, учитывая мой возраст, лет 25 назад6. Оказывается, они искали что-нибудь о ней, зная, что она в числе расстрелянных. Кроме того, как вы, наверное, знаете, она очень смело держалась на допросах, очень мужественно. Как-то я спросила составителя «Ленинградского мартиролога» Анатолия Разумова: «Почему Вы ею так интересуетесь?» Он сказал: «Она наша звёздочка!»

Кира Ивановна говорила с Вами о церкви, о Боге, может быть, вы вместе ходили в храм?

Она была религиозной. Все были в то время религиозными. У моей мамы по Закону Божию в гимназии всегда была твёрдая пятёрка. Потом, помню, перед самой войной, у нас жила Маша, она была монахиня, и такая истая монахиня.

Но бабушка меня предупреждала: никаких разговоров об этом вести нельзя. Я была ещё маленькой девчонкой семи-восьми лет, только в школу пошла. И все молитвы, которые я знала тогда, я все забыла.

Это сейчас вам трудно представить себе, но кругом расстреливали. И благодаря тому, что я нашла Киру и источник, где я могу найти что-то о своих родных, о скольких я узнала уничтоженных! Помню, у нас в передней стоял чемоданчик. Я как-то маму спросила: «Что в этом чемодане?» Мама сказал: «Не трогай. Это чемоданчик отца». А это был тот минимум, который был собран на случай ареста. Он был инженер и не имел отношения к религии. Но и его водили, допрашивали. Много родных погибло...

Чтобы вам была ясна обстановка того времени, хочу рассказать один эпизод. У меня был очень хороший дедушка, уроженец Кавказа, умный, интересный человек. Он вёл переписку со многими людьми, с учёными из-за границы (в первое время ещё разрешали с заграницей переписываться), и все эти письма были аккуратно сложены в пачечки, перевязаны. Дедушка попал под трамвай, ему ампутировали ногу, и он очень быстро умер. Мне тогда было 10 лет, и я хорошо помню, как мама с бабушкой развязывают эти его аккуратно сложенные письма. И бабушка говорит: «Это надо сжечь». Мама говорит: «Но это же письма Льва Толстого!» А бабушка отвечает: «Да, но он был граф». И письма сожгли. И не только эти. Он и с Мичуриным переписывался, т. к. сам очень увлекался ботаникой, и со многими ещё. Всё сгорело...

Кира Константиновна, скажите, а само слово «братство» как-то звучало у вас в семье?

Нет, нет.

А вы молились вместе дома? С Кирой Ивановной вместе молились?

Когда я была маленькая – да, с мамой и с Кирой. А после того, как я пошла в школу, бабушка меня предупредила: ты не говори, что у нас отмечают дома все праздники – а у нас и Пасху, и Рождество отмечали, и именины... У нас был такой класс, где учились дети партийных работников, и это очень отразилось на моей жизни, потому что я всё потихоньку забыла. Я постепенно забыла молитвы, которым меня учили.

Был такой архитектор, Лансере, он старше меня, и он был аспирантом, когда я была студенткой. Но мы с ним очень подружились, и он как-то позвонил по телефону и сказал: «Кира, скажи мне, пожалуйста, ты молитвы помнишь?» Я говорю: «Знаешь, я не помню». Он говорит: «И я тоже не помню, и мне ужасно стыдно. Я не знаю, как вернуть это всё, но это трудно вернуть».

------------------

1. Воскресенский проспект был переименован в проспект Писателя Чернышевского (позже просто проспект Чернышевского) 6 октября 1923 года. Видимо, в семье до 1930-х годов использовалось старое название.

2. Полное название – Сергиевский всей артиллерии собор. В 1932 году храм был закрыт, затем разобран. Стены частично использованы для строительства на этом месте административного здания, входившего в комплекс зданий ОГПУ-НКВД (так называемого «Большого дома»).

3. В 1936 году церковь Косьмы и Дамиана и памятник погибшим офицерам, стоявший перед ней, были уничтожены.

4. Смольный собор был закрыт в 1931 году. В 1990 году в соборе был открыт концертно-выставочный зал, действующий там поныне. С 2010 года вновь открыт для богослужений.

5. В 1920-е годы храм перешёл к обновленцам. 10 января 1932 года его закрыли, здание передали Музею истории религии, а с 1970 года в нём находилось городское отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. В 1993 году в нём возобновлены богослужения.

6. Кира Литовченко родилась в 1923 г.

Kифа on-line

Вчера на местных Рождественских чтениях

Интересный был разговор в связи с 1917 годом.

Выпускница СФИ приняла участие в Гатчинских Рождественских чтениях

Комментировать




20 декабря в Гатчине прошли III образовательные Гатчинские чтения – региональный этап Рождественских чтений.

Участников приветствовал епископ Гатчинский и Лужский Митрофан и представители руководства Гатчинского муниципального района и Ленинградской области.

В рамках чтений прошла историко-практическая конференция «1917-2017: уроки столетия» – региональный этап международных Рождественских образовательных чтений. На пленарном заседании были представлены доклады заведующего кафедрой церковно-исторических дисциплин Санкт-Петербургской духовной академии профессора протоиерея Георгия Митрофанова «Проблемы русской церковной жизни накануне 1917 года», секретаря Комиссии по канонизации святых Гатчинской епархии Виктора Александровича Васильева «По страницам дела гатчинских “церковников”. 1938 год», протоиерея Михаила Владимирова «Крестьянин и движение народопоклонничества в предреволюционную эпоху», выпускницы Свято-Филаретовского православно-христианского института Анастасии Анатольевны Наконечной «Православные братства Петроградской епархии как церковный ответ на катастрофу 1917 года», помощника главы администрации Гатчинского муниципального района по взаимодействию с религиозными организациями Елены Александровны Федотовой «Славься, Гатчина! (1796-2016)».

После пленарного заседания конференция продолжила работу по небольшим секциям.

[+ 1 фото]

ФЕСТИВАЛЬ «ВЕРА И СЛОВО»

На подобных фестивалях самое интересное - общение.

Image
После встречи с патриархом в Зале церковных соборов храма Христа Спасителя. Со священниками из Луганской и Ивановской епархий беседуют Анастасия Наконечная и Андрей Васенев

24–26 октября в Москве прошел очередной фестиваль православных СМИ «Вера и слово». «Кифа» участвует в этих встречах с самого их основания, с 2004 года, и мы много раз публиковали «картинки с фестиваля». В последнее время эти встречи становятся все более «рабочими»: теперь главными участниками фестиваля стали руководители епархиальных информационных отделов, и все большую его часть занимают мастер-классы и обсуждение общей информационной стратегии.

Поэтому сегодня мы дадим слово именно этим рядовым участникам фестиваля из самых разных епархий – от Даугавпилса до Бийска.

Вопрос, на который они отвечали, связан с главной темой фестиваля: молодежь и социальное служение

Опыт показывает, что молодежь серьезнее и последовательнее включается в социальное служение, если она объединена в какие-нибудь общины и братства или делает акцент на духовное образование. Замечаете ли Вы это в своей епархии?

Священник Владимир Селин, Муромская епархия: Да, замечаем такое. И поэтому в нашей епархии существует ряд молодежных движений. Одно из них, наверное, самое крупное – это движение, носящее формат форума под названием «Парус». Центр его в городе Гороховце, но сегодня они вышли уже на международный уровень. Важная часть их работы – летние лагеря для молодежи, где есть возможность пообщаться и друг с другом, и с духовенством. Есть молодежное движение и в самом Муроме, и в поселке Красная Горбатка в центре Селивановского благочиния. Это клуб «Воскрест» и клуб им. Дмитрия Донского. Члены муромского молодежного движения регулярно посещают дома престарелых, проводят те или иные акции вне стен храма и вне стен своего объединения, в частности, в День семьи, любви и верности.

[Spoiler (click to open)]

Священник Георгий Шеломиенко, сотрудник Информационно-издательского отдела Даугавпилской епархии: У нас в Латвии вообще очень мало людей, а молодых тем более. Они уезжают в Европу, прежде всего в Англию. И православной молодежи почти нет. У нас есть сестричество, занимающееся в том числе и социальной работой, но оно не молодежное. Там в основном женщины, хотя в него входит одна молодая супружеская пара. Это сестричество только начало создаваться, там пока меньше десяти человек. Началось оно с того, что женщины обходили всех больных (мы раз в неделю ходим их причащать), и накануне прихода священника записывали, кто хотел бы причаститься. Еще они раз в месяц ездят в пансионат, ходят к детям-инвалидам.

А молодежь у нас ходит в подростковые группы воскресной школы и очень любит православные балы.

Image
На одной из встреч удалось обсудить и новый макет «Кифы»

Священник Максим Мальцев, руководитель информационной службы Кузнецкой епархии: В нашей епархии создан клуб имени Евгения Родионова, потому что он наш земляк. Его родина – село Чиберли. И ребята, которые входят в этот клуб, очень активно помогают отделу по социальному служению. Вместе, особенно в большие праздники – на Пасху, Рождество, – они организуют встречи и походы к больным детям в больницу, в Дом ребенка, к ветеранам. Собирают пожертвования: какие-то вещи, тетрадки и. т. д., и потом раздают многодетным семьям. Возвращаются довольные и счастливые, что кому-то доброе дело сделали. Хотя не так их и много, где-то человек 20-30, но я думаю, что это движение будет расширяться.

Я тоже в этом участвую, мы делаем вместе с ребятами материалы для нашего епархиального сайта – не «для галочки», а чтобы показать людям, какая работа идет, и чтобы они тоже какое-то участие принимали в помощи тем, кто нуждается.

Важно и то, что эта помощь связана с общением: приходят ребята к лежачему больному, ветерану, и не просто отдают подарок, а садятся, разговаривают; и они что-то узнают, и бабушке приятно, что ее выслушали. В Доме ребенка дети уже обращаются, когда мы приезжаем: «Ой, папа, мама, брат, сестра». У нас и кукольный театр есть, мы сами кукол сделали. Сначала спектакль покажем, потом подарки подарим, потом вместе хоровод водим, песенки попоем. И мы стараемся как можно чаще, регулярно общаться. Я хочу, чтобы это все развивалось, чтобы это не было просто формальностью. Человек нуждается в общении...

Священник Антоний Лыжин, руководитель пресс-службы Салаватской епархии: Мы не только замечаем, мы взяли это на вооружение. И так как у нас епархия небольшая, недавно созданная, мы организовали единый волонтерский центр, который объединяет молодежные организации разных приходов. Один из проектов, которыми занимается этот молодежный волонтерский центр, – помощь в больнице людям с ограниченными двигательными возможностями. Ведь тем, кто перенес инсульт, одиноким людям, нужно помочь добраться до душа, принести посуду и. т. п.

Священник Георгий Степанищев, руководитель информационного отдела Бийской епархии: У нас есть молодежные объединения, которые продуктивно работают. Сейчас это повсеместная тенденция. Молодые люди организованными группами ходят помогать в больнице, участвуют и в других мероприятиях, прежде всего социально направленных. В ближайшее время будет традиционный молодежный бал, который проходит при участии молодежи...

Священник Антоний: Мне кажется, что у современной молодежи та же проблема, что и у любого современного человека, – им кажется, что они никому особенно не нужны. Каждый предоставлен сам себе. От молодежи что-то требуют учителя в школе, что-то требуют родители. А в целом они для себя будущего толком не видят, не видят своих перспектив. Они мечтают, что куда-то поступят, будут где-то учиться, и, может быть, потом себя работодателю в рабство продадут – свои юность, энергию, полученные знания, желание работать... А вот чего-то, что бы наполняло их жизнь, они для себя особо и не видят, и это за них решают другие.

В нашем городе с населением в 60 тысяч жителей вообще очень мало молодежи, которая хотела бы послужить церкви. Мне кажется, что такую молодежь надо воспитывать с детства, потому что если к ним обращаться в каком-то более зрелом возрасте, лет в 14, они уже вполне привыкли служить себе, своим интересам, своим потребностям, которые зачастую достаточно просты и банальны. Именно поэтому мы стараемся комплексно работать с семьями, которые детей с детства водят в храм. Но когда дети вырастают, нужен человек, лидер, который их объединит и поведет за собой. В истории нашего прихода был такой молодежный клуб. Они ходили в походы, ездили в горы, общались с батюшкой.

В крупных городах, может быть, проще организовать молодежное движение, занимающееся социальной сферой, например, помогающее детям в детдоме. В маленьких городах с этим немного сложней, хотя бы потому, что для молодежи эти места такой тупик, который нужно быстрей перерасти и из него вырваться, уехать в города-миллионники – там и учеба лучше, чем у нас, и можно где-то зацепиться, остаться, продаться в рабство работодателю. И поэтому для них делать центром жизни и деятельности свой родной город – это просто непонятно.

Что можно сделать для того, чтобы помочь молодежи включаться в служение?

Священник Владимир Селин, Муромская епархия: В маленьком провинциальном городе это сделать непросто. Местного телевидения как такового здесь нет, оно есть только в епархиальном городе и включается в федеральный канал на час в сутки. И получить эфирное время для того, чтобы обратиться к молодежи, сложно, да к тому же молодые люди, как это уже неоднократно было замечено, очень мало смотрят телевизор. Сообщества в социальных сетях очень замкнуты. Самое интересное, что даже те три молодежных объединения, о которых я говорил, общаются и взаимодействуют между собой меньше, чем хотелось бы.

Священник Антоний Лыжин, руководитель пресс-службы Салаватской епархии: Вопрос на самом деле сложный. Я думаю, многие над этим бьются. Единого рецепта здесь, мне кажется, нет и быть не может, потому что все люди разные, у каждого разные таланты. Одного одно зацепит, другого – другое. Поэтому привлекать молодежь, наверное, нужно собственным примером. Они по нам должны увидеть, что жизнь церкви – это в первую очередь радость. Не суровость, угрюмость, посты и отречение от всего, а радость во Христе.

Священник Георгий Степанищев, руководитель информационного отдела Бийской епархии: Наши сайты и печатные издания могут дать возможность заявить о себе, озвучить ту или иную проблему, призвать к социальному служению, привлечь меценатов...

Беседовала Анастасия Наконечная

Кифа № 14 (216), ноябрь 2016 года