Анастасия Наконечная (n_nastusha) wrote,
Анастасия Наконечная
n_nastusha

Category:

Отец и сын Таганцевы

В эти дни вспоминают Николая Гумилева, расстрелянного 90 лет назад, вместе еще со многими проходившими по "таганцевскому делу", по которому проходило более 800 человек.

Сохранились дневники Николая Степановича Таганцева - отца расстрелянного Владимира Таганцева. До революции Николай Степанович считался "красным профессором". Будучи юристом по образованию, он преподавал правоведение, в т.ч. у сына Александра II - князя Сергея Александровича. Таганцева потрясло публичное повешение в Петербурге одноклассника по Пензенской гимназии Д. В. Каракозова, пытавшегося застрелить Александра II. После этого на всю жизнь он стал противником смертной казни, что старался привить и своему ученику. О смертной казни Таганцев написал множество научных работ, которые имели в т.ч. и международный резонанс. Николай Степанович был уверен, что бороться за свободу нужно, но не террористическими, а законными, юридическими способами. В 1887 г. он помог М. А. Ульяновой получить свидание с сыном-народовольцем, в 1898 г. вызволил М. Горького из Метехского замка, в 1900 г. добился отмены высылки из России Христиана Раковского, вождя балканских социалистов, приехавшего к своей русской жене.

26 ноября 1916 г. в речи в Государственном Совете Н. С. Таганцев призвал сбросить ярмо «Змея-Горыныча» Г. Е. Распутина. К тому времени он имел все знаки отличия Российской империи, включая орден Св. Александра Невского с бриллиантами, являлся почетным гражданином Пензы и Вышнего Волочка, почетным членом многих университетов почетным председателем Русской группы Международного союза криминалистов. 

Большевистский переворот Таганцев воспринял как гибель правового государства. В своих воспоминаниях, удивительным образом изданных уже в советское время, в 1919 г., он писал: «Думалось ли, что придется жить и воочию увидеть эту родину разоренною, искалеченною, униженною, отброшенною на много столетий назад. Ведь при виде гниющего, покрытого струпьями тела ее только верная заветам Спасителя Церковь может еще молитвенно возносить к престолу благого Вседержителя: „Отче, прости им, не ведят бо, что творят"». Там же: «Ну, что, например, общего между временами «кряжа монархизма» Николая I и мгновениями Ленина, если не первого, то единственного, а между тем посравните их, и, может быть, невольно скажете: «История повторяется!» <...> Попробуйте публично и выразительно прочесть, ну хоть бы «Квартет» или «Кот и Повар» или «Осел и Соловей» или, Боже упаси, — «Волк и Ягненок» или «Пир зверей». А не хочешь ли на Гороховую № 2, а то и в «Кресты»». Экземпляр своей книги Николай Степанович послал в Кремль Ленину. Ответа не последовало, хотя ссылки на нее в воспоминаниях сестер Ленина указывают на то, что она дошла до адресата.

Владимир Николаевич Таганцев, сын Н.С. Таганцева, был географом, работал в Петроградском университете и был секретарем Сапропелевого комитета Комиссии по изучению естественных производительных сил России, созданной при Академии наук. В бывшем отцовском имении Залучье В. Н. Таганцев создал Опытную станцию для исследования полезных свойств сапропеля, растительно-животного донного отложения озер, которое ныне используется в земледелии и медицине. Потрясенный расстрелом своих знакомых кадетов, руководителей «Национального центра», В. Н. Таганцев вступил в политическую борьбу. К началу 1921 г. ленинский режим оказался в глубочайшем кризисе, и казалось, он вот-вот рухнет. Чтобы не допустить пагубной для России анархии, быть готовыми к переустройству государства, была создана Таганцевская организация. Как и декабристская, она не имела одного определенного названия. В нее входили противники режима от монархистов до социалистов, желавшие упразднения диктатуры РКП(б), восстановления гражданских прав и многопартийности. Через полгода тайная организация была раскрыта.

После ареста сына Николай Степанович в своем письме Ленину писал: "Я обращаюсь к Вам с просьбою о смягчении участи сына по двум основаниям: 1) внешним, я хорошо знал Вашего покойною отца и Вашу матушку; был в 1857 и 1858 гг. вхож в Ваш дом, 2) внутренним: потому что я, по своим убеждениям, в тяжелые времена царизма, никогда не отказывал в ходатайствах и помощи политическим обвиняемым. Это подтвердят все меня знающие, как мои ученики, так и все обращавшиеся ко мне. Отнеситесь и Вы сердечно к моему сыну".

1 сентября «Петроградская правда» опубликовала первый расстрельный список по «делу Таганцева». Первым в нем значился В. Н. Таганцев, седьмой — его жена, Надежда Феликсовна. В списке были друзья семьи, включая правоведа профессора Н. И. Лазаревского и скульптора князя С. А. Ухтомского, а также Н. С. Гумилев, художник В. К. Акимов-Перетц с беременной женой, талантливой пианисткой, другие деятели искусства, ученые, совслужащие, рабочие, моряки. Всего по делу были привлечены 833 человека, из них не менее 96 убиты, многие посланы в концлагеря и ссылку, а уцелевшие вновь позднее были репрессированы. Говорят, что Вертинский написал свою песню "Я не знаю, зачем и кому это нужно" именно в связи с делом Таганцева.

Н.С. Таганцев умер в Петрограде в 1923 г. в возрасте 80 лет.

Завтра, 27 августа, в 11.00 от музея Ахматовой отправляется автобус на Ржевский полигон — место массовых расстрелов жертв «красного террора» 20-х годов, где было уничтожено несколько тысяч заложников, в т.ч. Н.С. Гумилев, В.Н. Таганцев и др.

Подробнее об отце и сыне Таганцевых см. Черняев В. Ю. О Н.С. Таганцеве и его дневнике // Звезда. – 1998. – № 9. – С. 126–129.

К сожалению, фото Владимира Таганцева нигде не нашла.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments