Их молитвами мы и живы

Сегодня день памяти митрополита Вениамина (Казанского) и убиенных вместе с ним архим. Сергия (Шеина), Юрия Новицкого и Иоанна Ковшарова. Их расстреляли в 1922 году по ложному обвинению якобы в сопротивлении "изъятию" (на самом деле - разбойному грабежу) церковных ценностей. Изначально приговорили десятерых, потом шестерых "помиловали", то есть отправили из камеры смертников в обычную тюрьму.


Подсудимых на процессе митр. Вениамина (Казанского) было 86 человек

Так получилось, что ни я, ни мои друзья специально не подгадывали, но именно сегодня мы встретились с внуком одного из "помилованных" - отца Михаила Чельцова. Думаю, многие знают книги отца Михаила "Воспоминания смертника о пережитом" и "В чем причина церковной разрухи". Советская власть "милостиво" даровала ему еще девять лет жизни и все-таки расстреляла в 1931-м по другому ложному обвинению.
[Spoiler (click to open)]

Фотография 1927 года

И вот сегодня, почти через сто лет, мы молились на литургии в том самом храме, в котором отец Михаил был настоятелем до своего ареста в 1922 году - в Троицком соборе лейб-гвардии Измайловского полка. При нем и происходило надругательство над святынями храма, когда отбирали все вплоть до священных сосудов, и главной целью этого действа было - спровоцировать верующих на сопротивление, чтобы как можно больше из них засудить, расстрелять или посадить. Отец Михаил Чельцов не поддался на провокацию, мало того - прихожане по его просьбе попытались спасти убранство храма, принеся взамен гораздо больше серебра и золота, чем потребовала власть, - золотые и серебряные украшения, ложки, посуду - все, что готовы были пожертвовать. Большевики все это взяли, а через время пришли - и все-таки отняли у храма все, что им показалось драгоценным. Сопротивления верующих не дождались, но отца Михаила все-таки арестовали.


Вандалы молотками разбивают священные предметы, изъятые из храмов

В тексте литургии есть одна молитва, в которой мы вспоминаем всех святых - праотцов, отцов, патриархов, пророков, апостолов, проповедников, евангелистов... И вместе с ними - мучеников и исповедников веры. И вот сегодня, когда мы дошли до этого места, я вдруг так ясно представила - сколько же их было - вот таких невинно пострадавших мучеников и исповедников - и всенародно избранный на кафедру митрополит Вениамин, которого так любили в епархии, и отец Михаил, о котором его внук с такой любовью рассказывает и даже показывает связанные с ним места, и сколько еще было процессов по всей стране, помимо того в 1922 году... Поистине, вся земля наша вопиет от крови мучеников. А мы - слышим ли мы этот вопль? И если слышим - то как отвечаем?


На допросе во время суда митрополит Вениамин старался защитить как можно больше тех, кто вместе с ним шел по этому "делу", на оправдание себя времени не тратил.