Справка о. Василию Адаменко о благословении служить на русском языке

Лет двадцать назад текст этой справки казался мне чем-то революционным, причем воспринималось все на одном уровне - язык, чтение молитв, открытые врата, Писание лицом к народу.

А когда сейчас попался на глаза этот же текст, вдруг поняла, что больше всего удивляет фраза "в виде исключения" - потому что речь идет о совершенно естественных вещах, ну разве что о языке все еще ломают копья. И то часто от самых разных православных людей я слышу, что они, конечно, совсем не против русского языка, только не хотят вступать ни в какие споры на эту тему, особенно в интернете.

Московская Патриархия
Заместитель Патриаршего местоблюстителя
26 января 1935 г.
№ 168
Москва


Справка

Настоящая выдана священнику Вас. Адаменко (ныне иеромонаху Феофану) в том, что, на основании определения Патриархии от 10 апреля 1930 г. за №39, мною дано Ильинской общине г.Н-Новгорода (бывшей в руководстве у о.Адаменко) благословение совершать Богослужение на русском языке, "но с тем непременным условием, чтобы употребляемый у них текст богослужения был только переводом принятого нашей Православной Церковию богослужебного славянского текста без всяких произвольных вставок и изменений" (резолюция от 24 января 1932 г. п.2).

Сверх того, дано благословение на некоторые, ставшие для них привычными, особенности богослужения, как-то отверстие царских врат, чтение Св. Писания лицом к народу (как в греческой церкви) и, "в виде исключения, чтение тайных молитв во всеуслышание" (п.З).

Руководствуясь примером покойного Святейшего Патриарха, я не нахожу препятствий к тому, чтобы Преосвященные Епархиальные Архиереи, если найдут полезным, разрешали иеромонаху Феофану (или другим) то же самое и каждый в своей епархии.

Заместитель Патриаршего Местоблюстителя Сергий М.Московский
Управляющий делами Патриаршего Священного Синода протоиерей Александр Лебедев


разрешали иеромонаху Феофану (или другим!!!)
Не знала. Спасибо!
Да. Возможно, здесь влияло и то, что после собора 1917-1918 гг. прошло не так много времени, а на нем тоже говорили о нормальности богослужения на русском языке. Это уже после 1943 года церковь была вынуждена поддаться давлению власти и разговоры на эту тему прекратить.
Вот эти совершенно естественные вещи, некоторым "чересчур у нас православным" и кажутся разрушением основ. Не только копья ломают, но и доносы пишут...
До сих пор? В том-то и дело, если двадцать лет назад меня удивлял текст справки, то сейчас уже удивляют доносы. Молитвы вслух я, например, на патриарших богослужениях регулярно слышу. И не только.
Да, столько наработали, что до сих пор еще в церкви не все воспринято до конца. Но там ведь и подготовка лет десять шла. Если не пятнадцать )
Не только. и не столько подготовка, а ... не знаю, как сказать... при всех сложностях искреннее, "чище", хотя я мало знаю(((
Доверились жребию... Богу доверились!!! А не кулуарным договорённостям и пр. ...
Это правда. Там вообще удивительно все совпало - какие люди стали делегатами - отец Сергий Булгаков, например, Самарин, братья Трубецкие, профессора университетов и духовных школ, сколько будущих новомучеников... И готовили его все-таки очень совестливые и думающие люди. Началось все с кружка 32-х священников еще в 1903 году. Да и то, что в обсуждении самых насущных вопросов перед собором приняли участие все правящие архиереи, а некоторые это делали на епархиальных собраниях, вместе с народом - тоже сыграло свою роль. Некоторые историки считают, что если бы этот собор не был отложен на 10 лет, то революции не было бы. Определенно тот собор - огромная редкость в истории всей церкви, похоже на дар свыше.
Примечательно то, что 27 октября 1943 года Патриарх Сергий (Страгородский) направил в Совет по делам православной церкви при Совете Народных Комиссаров СССР ходатайство об амнистии ряда заключённых священнослужителей, которых он «желал привлечь к церковной работе», причём Феофан (Адаменко) был в этом списке единственным священником - остальные были епископы.

Учитывая его образование (одноклассное училище и миссионерские курсы), Патриарх Сергий хотел его превлечь именно к работе по переводу богослужебных тестов на русский язык.